Главная | Регистрация | Вход
...
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
СРОЧНО ! ВАЖНО ! [0]
ДОСТОЙНО ВНИМАНИЯ [0]
ЭТО ИНТЕРЕСНО МНЕ, МОЖЕТ И ВАМ? [0]
Поиск
Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Наш опрос
ХОТИТЕ ЛИ ВЫ ЖИТЬ В ЕДИНОЙ СТРАНЕ?
Всего ответов: 93
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    статистика посещений сайта
    Шарль де Бац,
    он же Монтескью он же д"Артаньян


    Виктор ОНУЧКО корр. РИА «Новости» -
    специально для «Вокруг света»
    Фото автора
    вокруг света, 1992, № 2,с:4-7

    Он стоял, подбоченившись, посередине каменной лестницы, спускавшейся к реке Жер от собора Святой Марии, и со свойственной гасконцу гордостью не замечал моей суеты с фотоаппаратами. Он глядел поверх меня на Нижний город, совершенно равнодушный к событиям чуждого ему времени. Странная судьба сделала его бессмертным, и даже если когда-нибудь разрушится старая лестница и не выдержит натиска коррозии его позеленевшая бронза, это мало что изменит. Он окончательно умрет лишь тогда, когда иссякнет человеческая память. Потому что капитан мушкетеров д'Артаньян — это гораздо больше, чем литературный герой. Это совершенно особое явление, созданное богатой историей Гаскони и Франции, с одной стороны, и буйной фантазией лукавого рассказчика Александра Дюма — с другой.
    /LITERATURE/650/DARTANYAN/Pamyatnik500.jpg
    Скульптура д'Артаньяна в городе Ош (департамент Жер).



    ОТКУДА ОН РОДОМ?
      
    Конечно, направляясь в Ош (не путать с Ошем в Кыргызстане), я знал, что ДАртаньян — гасконец, а департамент Жер — сердце Гаскони. Собственно, именно поэтому Ош, административный центр департамента, нередко называют столицей исторической провинции Гасконь. Но то, что здесь существует своего рода культ д'Артаньяна, было для меня открытием. Я-то думал, что принадлежу к редким чудакам, которые с десятилетнего возраста почитают этого, такого французского и вместе с тем всемирного героя.

    Но и мне было чем удивить местных жителей.

    Клэр Мутон, очаровательная девчонка, неизвестно какого черта занявшаяся политикой, принимала меня в мэрии. Она отвечает за связи муниципалитета с прессой. Клэр рйзве что не всплеснула руками, узнав, что д'Артаньян для меня — личность давно знакомая. Она-то, как большинство гасконцев, была уверена, что д'Артаньян — это их местная, почти семейная реликвия.

    Правда, я сразу совершил оплошность, предположив, что исторический д'Артаньян родился в Тарбе, а это уже департамент Верхние Пиренеи, хоть и Гасконь. Девушка, которой, видимо, лавры премьер-министра мадам Крессон не дают спокойно спать, смеясь, ответила:

    — Не вздумайте сказать это при моих земляках. Они вызовут вас на дуэль. Действительно, жители этих двух городов ведут извечный спор о том, кому принадлежит д'Артаньян. Но все же он родился в Жере. Здесь же находится его родовой замок, теперь уже принадлежащий другой семье. Но зато живы его потомки, например, месье Эмри де Монтескью, депутат Европейского парламента, которого вы сможете разыскать в Париже. Но постоянно он живет неподалеку от Оша, в Марсане. Он мэр этого города. И раз уж вас это интересует, попытайтесь связаться с Компанией мушкетеров. Эта ассоциация также действует у нас, в Жере. Видите, сколько аргументов в пользу того, что д'Артаньян — здешний?

    Робер Фор, заместитель генерального секретаря администрации мэрии, по-нашему — зампредисполкома, вызвался помочь мне с посещением замка д'Артаньяна. Сложность состояла в том, что в замке живут люди, и визитеров они не принимают. Понять их можно. Представьте на минутку такую ситуацию: вы получаете ордер на проживание в... булгаковской квартире на Садовом кольце. Но проблема, наконец, была улажена, и я решил посвятить полдня из моей командировки «памятным местам» д'Артаньяна.


    КАСТЕЛЬМОР

    Сначала предстояло найти деревню Люпияк в нескольких десятках километров на запад от Оша, и где-то неподалеку от нее, в полях, искать замок Кастельмор. Узкая, но вполне приличного качества асфальтовая лента, извиваясь, бежала по гасконским долам. Хлеба налево, хлеба направо... И ни одного указателя. Сопровождавшая меня сотрудница ошского туристского бюро развернула на коленях карту департамента и водила по ней пальчиком, указывая мне, как штурман, левые и правые повороты, и все равно мы немало поплутали среди сплошь возделанных, аккуратных и обильных полей. Наконец, въехали в Люпияк и нашли малоприметную стрелку «Кастельмор».

    — Все время прямо, — махнул рукой в ответ на наш вопрос старый крестьянин.— Но вы напрасно туда едете. Они никого не принимают.

    — А мы с ними договорились...

    — Вот как? — удивился он. — Тогда другое дело.

    Честно говоря, эта прелюдия подготовила меня к суровому приему. Вдруг в Гаскони незваный гость хуже вестгота? Я униженно оставил машину на самом солнцепеке, подальше от подъезда, тогда как было предостаточно места в тени у самых дверей.

    Подергав за веревку у старинной двери, звоним. Быстро готовлю слова извинений. Но дверь отворяет милейшая старушка. Это хозяйка замка мадам Жанна Риспа. Сразу же выясняем, что весть о неприятии гостей распространена для острастки слоняющихся по департаменту туристов. А журналисты со всего света бывают здесь довольно часто. Заносило ли сюда советских? Мадам Риспа затрудняется вспомнить. Столько всякого народа проезжает...

    — Пойдемте сразу на кухню, — пригласила она. — Это, пожалуй, единственное место, где более или менее удается сохранять обстановку той эпохи.

    Стены из дикого камня, закопченный камин, медные кастрюли и сковородки, связки чеснока (Жер — край лучшего в Европе чеснока), темная массивная мебель... Мадам Риспа похлопала ладошкой по высокому шкафу:

    — Вот единственный сохранившийся современник д'Артаньяна. Остальные вещи принадлежат к более позднему времени.

    — А это что за посудина? — Я показываю на странную медную сковородку с отверстиями по кромке и на длинной деревянной ручке.

    Мадам Риспа добродушно смеется.

    — Когда к нам приезжало японское телевидение, журналисты тоже спросили, что в этом готовят. Это грелка для постели. По ночам в замках было холодно, особенно зимой, и постель обогревали вот такой штукой с углями внутри. Но пойдемте, я вам покажу то, с чего началась вся эта история.

    Мы прошли в пахнувшую старыми книгами библиотеку, и Жанна Риспа взяла в шкафу с кожаными, позолоченными корешками книг и раскрыла передо мной маленький томик с пожелтевшими страницами: «Мемуары господина д'Артаньяна, капитан-лейтенанта 1 роты мушкетеров короля».