Главная | Регистрация | Вход
...
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
СРОЧНО ! ВАЖНО ! [0]
ДОСТОЙНО ВНИМАНИЯ [0]
ЭТО ИНТЕРЕСНО МНЕ, МОЖЕТ И ВАМ? [0]
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 66
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    статистика посещений сайта
    Д"Артаньян — предшественник Д"Артаньяна


    Жан-Кристиан ПЕТИФНС


    «ИСТОРИА», ПАРИЖ.


    Шел 1672 год... Шарль де Батц-Кастельморе, граф д.'Артаньян находился в зените славы. Тот самый граф, имя которого позже обессмертил великий Александр Дюма.



    ВЕРНОПОДДАННЫЙ ДВОРЯНИН


    ЕЩЕ во времена своей ранней юности, в эпоху правления Людовика XIII . он покинул родной очаг в Кастельморе и отправился искать счастья в Пари­же. Впрочем, он в этом не был оди­нок — многие молодые гасконцы по­ступали точно так же. Несколько лет Шарль провел среди мушкетеров зна­менитой роты де Тревилля, и, надо признать, ни одного приключения, столь щедро приписанного ему Алек­сандром Дюма, а еще ранее Курли-цом де Сандра, там с ним не произо­шло. Затем Шарль поступил на служ­бу к кардиналу Мазарини—«как про­стой дворянин».


    Одним словом, вступая во француз­ское общество XVII века, где царили покровительство и протекционизм, молодой гасконец начал свою карьеру в качестве «верноподданного» Его Преосвященства. Он служил ему в мрачные времена Фронды, разделял его несчастья и ссылку, был связным и тайным агентом, перевозя секрет­нейшие письма с огромным риском для жизни. После тревожных и опас­ных лет наступили времена призна­ния: лейтенант полка французской гвардии (1652), капитан королевского флота (1653), капитан королевской стражи {1655) I младший лейтенант (l658), а затем капитан-лейтенант первой роты мушкетеров короля (1667), служба в которой считалась, как утверждал первый министр короля Кольбер, «самой почетной обязанностью в королевстве».


    Умирая, Мазарини не только рекомендовал Кольбера королю Людовику XIV — он «оставил ему в наследство» д'Артаньяна. Молодому монарху доставляло неописуемое удовольствие командовать экзерсисами своих мушкетеров на Квадратном дворе в Лувре. Людовик XIV имел звание капитана мушкетеров. Он быстро оценил исполнительного, преданного, дисциплинированного офицера и доверил ему выполнение нескольких весьма деликатных миссий. Гасконцу поручили произвести арест суперинтенданта Фуке в сентябре 1661 года, обеспечивать его содержание под стражей в течение четырех лет, в том числе в Бастилии, в главной башне замка Пиньероль. В 1671 году д'Артаньян сопровождал в ту же страшную башню под усиленным эскортом непокорного графа де Лозена.


    Но даже Великая мадемуазель, дочь короля, безумно влюбленная в графа и, конечно же, вступившая бы с ним в брак, если бы не запрет отца, признавала, что гасконец (которого, впрочем, никак нельзя было причислить к друзьям Лозена) обращался с ним самым уважительным образом: «Врагам д'Артаньяна не приходилось опасаться, что он будет мстительным или несправедливым с ними,— пишет она,— ибо это был исключительно порядочный человек, заслуженно пользовавшийся уважением и доверием короля».


    Выполняя все эти специальные задания, д'Артаньян не оставлял собственно военной службы: в 1665 году он вместе со своей ротой пришел на помощь голландцам, которые подверглись нападению жестоких рейтаров епископа Мунетерского ван Галена, союзника Англии. Став бригадиром королевской армии, он отличался в битвах под Армантьером, Турне и Дуэ. Во время осады последнего он отважно бросился в бой, чтобы оказать поддержку своим слегка дрогнувшим товарищам, хотя и не был в составе действующих подразделений.

    В 1670 году король направил д'Артаньяна на подавление народного восстания в Ба-Виваре. Крестьяне, поддавшись на призывы мелкого нотабля винопроизводителя Антуана дю Рура, захватили крепость Абена, несколько окрестных селений, учинили расправы над местными властями, сея повсюду террор и страх. Появление бригадира Артаньяна в красочных одеждах во главе многочисленных мушкетеров, настроенных весьма решительно, оказало отрезвляющее воздействие на мятежников. Последние, несмотря на то, что имели в своем распоряжении сотни мушкетов, приобретенных незаконным путем, были выбиты из за­хваченных ими мест. Вскоре мятеж­ные подразделения распались. Брига­дир Артаньян совершил маленькое, но бесспорное чудо. Заметим, что в те времена перед словом «Артаньян» (или «Ареньян») частичка «д» упо­треблялась только в том случае, если перед именем указывался почетный титул. Шарль де Батц, сын владель­ца замка в Кастельморе, принял имя «д'Артаньян» лишь после того, как. осел в Париже, где его дядя по мате­ринской линии уже жил долгое время. •