Главная | Регистрация | Вход
...
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
СРОЧНО ! ВАЖНО ! [0]
ДОСТОЙНО ВНИМАНИЯ [0]
ЭТО ИНТЕРЕСНО МНЕ, МОЖЕТ И ВАМ? [0]
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Наш опрос
ХОТИТЕ ЛИ ВЫ ЖИТЬ В ЕДИНОЙ СТРАНЕ?
Всего ответов: 94
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    статистика посещений сайта
    SATOR.ucoz.ru


    ПРОШУ ССЫЛКУ НА ТЕКСТ

    Анна Австрийская
    Письма

    ПИСЬМА Главная
    СОДЕРЖАНИЕ
    ВПЕРЕД
    /PISMA/PICT/AnnaAvstr_Rubens_500.jpg
    ТЕКСТ

    ПИСЬМА

    АННЫ АВСТРИЙСКОЙ

    В РОССИЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКЕ
    В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ:

    Фонды рукописного отдела РНБ в Санкт-Петербурге содержат семь писем французской королевы Анны Австрийской (1601-1666), жены Людовика XIII, пять из которых находятся в составе известного собрания П.П. Дубровского, одно принадлежит к собранию иностранных автографов, и последнее-к коллекции П.К. Сухтелена.

    Два письма королевы из собрания П.П. Дубровского снабжены аннотациями, составленными, как смогла определить хранитель западноевропейских рукописей Т.П. Воронова, известным писателем, юристом и коллекционером XVII в. Дени II Годфруа (1615-1681) 1. Одно время он служил библиотекарем у генерального прокурора Парижского парламента Ашиля II де Арле, в коллекции которого эти письма хранились первоначально. В середине XVIII в. собрание автографов от потомков Годфруа перешло в собственность Парижского муниципалитета, а затем осело в фондах французского Института. Оба письма адресованы канцлеру Франции Пьеру Сегье (1588-1672), большая часть корреспонденции которого с королевой была похищена из собрания Годфруа в конце XVIII в., о чем сообщалось в специальном издании 2. Когда и при каких обстоятельствах эти письма попали к Дубровскому, секретарю-переводчику при русском посольстве во Франции, неизвестно.

    Можно проследить судьбу еще одного письма королевы, посланного герцогу Саксен-Веймарскому, из общего собрания иностранных автографов. В отдел рукописей оно поступило в 1931 г. из Эрмитажа 3. Прежде документ находился в коллекции Этьена Балюза, хранителя библиотеки Ж.-Б. Кольбера, известного эрудита (1630-1718), чье собрание манускриптов и книг оказалось в Национальной библиотеке Франции в конце [421]

    XVIII в. В этой коллекции, по данным того же списка похищенных рукописей из французских хранилищ, отсутствует вся переписка Анны Австрийской с названным герцогом, и только единственное письмо, о котором идет речь, было замечено в продаже 4. В Россию оно попало не позднее 1814 г., о чем свидетельствует помета на конверте, в который это послание было помещено при регистрации.

    Все автографы королевы, принадлежащие П.П. Дубровскому, оказались в библиотеке при открытии в 1805 г. "Депо манускриптов", а последнее письмо поступило в составе коллекции русского генерала и коллекционера П.К. Сухтелена после его смерти в 1836 г.

    Письма и бумаги Анны Австрийской никогда не публиковались специальным изданием и редко приводились в литературе 5. Кажется, о королеве больше всего мы знаем из мемуарных источников, столь обильных в XVII в., и в частности, из увлекательных воспоминаний ее придворной дамы мадам де Мотвиль, посвященных Анне Австрийской и ее двору 6. Между тем обращение к письмам королевы проливает свет на важные и малоизвестные стороны французской истории, как и на удивительно насыщенную событиями, разностороннюю жизнь самой Анны Австрийской.

    Современники оставили нам разноречивые оценки королевы, что, видимо, зависело от взаимоотношений с ней. Герцог Франсуа VI де Ларошфуко, автор знаменитых "Максим" и не менее знаменитых мемуаров, в молодости был неравнодушен к Анне:

    "Королева была привлекательна, ей были присущи мягкость, доброта, обходительность, в ее характере и уме не было и тени притворства..." 7. Зато кардинал Рец, активный деятель фронды, противник Анны Австрийской, изгнанный ею из Франции, вспоминал:

    "Она была скорее высокомерной, чем величественной, скорее неразборчивой в деньгах, чем щедрой, более памятной на обиды, чем на благодеяния, скорее упрямой, чем твердой..." 8. Можно сказать, что вслед за мнением Реца и его современника-мемуариста Таллемана де Рео негативные оценки личности королевы и ее деятельности надолго утвердились во французской исторической литературе.

    Обычно Анну обвиняют в предательстве государственных интересов страны в период ее борьбы с Ришелье, первым министром Людовика XIII, и едва ли не реакционной роли, которую она сыграла во времена Фронды 9. Единственный цельный портрет [422] Анны Австрийской в отечественной историографии, представленный П.П. Черкасовым в его монографии "Кардинал Ришелье", также не выдерживает критики. По мнению автора, который во многом повторяет устоявшиеся взгляды французских историков, королева-предательница являлась олицетворением порока и страсти в противовес умному, сдержанному и целеустремленному Ришелье 10.

    Правда, в последнее время наметился заметный перелом в отношении к Анне Австрийской, который нашел свое главное отражение в биографической книге американки Рут Клейман, доказавшей, что королева сыграла важную роль в укреплении позиций абсолютной власти во Франции и становлении королевского двора. Все спекуляции по поводу антифранцузскои деятельности Анны Австрийской, ее посредственных умственных способностях и поведении, недостойном королевы Франции, представляются несостоятельными 11.

    Данная публикация семи писем королевы, охватывающая хронологически довольно большой временной отрезок (с 1624 по 1659 гг.), позволяет увидеть неизвестный образ Анны Австрийской, что, несомненно, внесет свой вклад в дело ее дальнейшей "реабилитации". Вообще, Анна Австрийская была первой царствующей королевой Франции, которая по собственной инициативе без предварительных консультаций с Людовиком XIII и Ришелье, писала письма дипломатам, полководцам, иностранным монархам и своим изгнанным от двора друзьям, чем вызывала раздражение своего мужа и его министра.

    Став правительницей страны после смерти Людовика XIII, она продолжала активное вмешательство во внутри-и внешнеполитические дела Франции, что видно даже из приводимых писем. Первые два из них (док. № 1 и 2) Анна диктовала, видимо, потому, что еще недостаточно хорошо владела французским языком. Они заверены ее секретарем Никола Ле Гра, много лет посвятившем служению королеве (известно, что в 50-х годах XVII в. он был еще при дворе) 11а. Последнее по времени письмо (док. № 7) также не является автографом Анны-подобно двум первым оно написано служащим ее канцелярии.

    Первый из публикуемых документов (док. № 1) касается финансирования дома королевы, т.е. штата ее служащих и состоящих в ее свите придворных. С приездом Анны Австрийской во Францию в 1615 г. число дворян, занятых в ее доме, резко возросло по сравнению с традиционным штатом царствующей королевы. Испанская принцесса, дочь Филиппа III и внучка Филиппа II, несколько лет бывшая наследницей трона и воспитанная при испанском дворе, самом великолепном в Европе того времени, Анна Австрийская считала, что величие королевы, младшего венценосца, требует большого собственного двора. Несмотря на препятствия, чинимые Людовиком XIII, который не понимал роли двора и всячески ограничивал самостоятельность жены, Анна всеми путями формировала и поддерживала свое окружение, которое со временем стало [423] реальной политической силой. В сложных финансовых условиях 1620-х годов, когда продолжалась борьба с гугенотами и растущий двор требовал новых затрат, корона увеличивала сбор косвенных налогов, в частности габели-налога на соль 12. Видимо, четвертая часть годового дохода с габели и была предназначена на уплату долгов дома королевы, о чем Анна напоминает генеральным казначеям Франции в Лионе, которые на месте отвечали за претворение в жизнь королевского эдикта. Заглядывая вперед, нужно заметить, что расходы на двор со второй половины 20-х годов XVII в. начали постепенно уменьшаться по мере втягивания Франции в Тридцатилетнюю войну.

    Второе по времени послание (док. № 2) обращено к графу де Сезин Филиппу де Арле (ок. 1582-1652), в течение более двадцати лет успешно представлявшему интересы Франции в Турции 13. Речь в письме идет об одном из представителей известного французского рода Ла Файетт, возможно, Филиппе-Эммануэле (ум. 1651). В XVII в. многие младшие сыновья знатных фамилий, которым не доставалось наследства и выгодной должности при дворе или в армии, уезжали служить на Мальту, где в XVI в. обосновался существовавший со времен крестовых походов духовно-рыцарский Мальтийский орден. Орден постоянно воевал с Турцией, и по-видимому, шевалье де Ла Файетт был захвачен в плен во время морского сражения. Анна Австрийская не случайно проявляет интерес к судьбе этого дворянина-ведь в ее ближайшем окружении находились обеспокоенные его участью родственники: епископ Лиможскии Франсуа де Ла Файетт, духовник королевы, и Эстер де Ла Файетт, наставница ее фрейлин. Не исключено также, что вмешательство королевы было связано с просьбой о помощи со стороны ее друга-герцога Роже де Бельгарда, поскольку известно о его письмах к Сези по поводу освобождения шевалье 14. Письмо королевы интересно тем, что позволяет точно сказать, сколько времени потребовалось для его доставки из Фонтенбло в Константинополь: судя по пометам, путь занял два месяца.

    Третий документ-уже упоминавшееся ответное послание Анны Австрийской герцогу Саксен-Веймарскому от 15 апреля 1639 г.-является последним из писем данной публикации, написанных ею в качестве царствующей королевы. Это было самое сложное время для Анны, потому что после ее неудачного заговора против Ришелье в 1637 г., когда первым министром была перехвачена корреспонденция королевы с ее испанскими родственниками, ссыльными и изгнанными за границу друзьями, она с большим трудом смогла выйти из своего положения и помириться с королем 15. Людовик XIII тем не менее приказал одной из камеристок Анны Австрийской, отвечавшей за ее письменные принадлежности, всякий раз информировать его, когда королева что-то собирается писать. И хотя письмо герцогу Саксен-Веймарскому носит только благодарственный характер, наверняка его содержание было известно королю.

    С немецким герцогом Бернгардом Саксен-Веймарским (1604-1639), одним из самых знаменитых полководцев своего времени, королева могла познакомиться осенью 1635 г. в Сен-Жермене, когда между ним и Людовиком XIII заключался договор о переходе герцога на службу к французскому королю. Шла Тридцатилетняя война, и Франция, [424] открыто вступившая весной 1635 г. в противоборство с Габсбургами, была заинтересована в услугах столь известного военачальника. Рождение Анной Австрийской долгожданного наследника престола предоставило герцогу возможность не только послать свои поздравления королевской чете, но и заодно похлопотать перед королем о жаловании солдатам и о новых рекрутах. С этими целями в Париж был отправлен заместитель Бернгарда генерал-майор д'Эрлах, который и описал в своих мемуарах истинные причины своего визита в столицу 16. "Газет де Франс" сообщила, что 16 апреля 1639 г. д'Эрлах был милостиво принят королем, а за день до этого, судя по дате на письме королевы, он получил аудиенцию у Анны Австрийской 17.

    14 мая 1643 г. скончался Людовик XIII. а за полгода до этого умер кардинал Ришелье, завещав пост главного министра своему преемнику- кардиналу Джулио Мазарини. Последний правил Францией вместе с Анной Австрийской вплоть до своей смерти в 1661 г. Став регентшей государства при своем сыне Людовике XIV, которому не было и пяти лет, королева заметно изменилась. Роль несчастной страдающей от тирании Ришелье женщины, которую она играла много лет. неожиданно преобразовалась в роль решительной и волевой королевы-матери, готовой бороться за королевское величество своего сына со всеми, кто будет на него посягать. Анна Австрийская продолжила политический курс Людовика XIII и Ришелье, на который большое влияние оказал и Мазарини. Следующее письмо (док. № 4) написано не без его участия.

    Послание адресовано папе римскому Иннокентию Х (1644-1655), который не испытывал симпатии ни к Мазарини, ни к королеве. Он заставил бежать во Францию братьев кардиналов Барберини, которые помогли ему стать папой, и отказал Анне Австрийской даровать кардинальскую шляпу брату Маэарини Микеле (Мишелю), архиепископу Экса. Однако успехи французских войск в Италии позволили королеве предпринять новый дипломатический демарш, который она и начала своим письмом папе от 10 мая 1647 г., сообщая ему о назначении в Рим посла для решения всех интересующих ее вопросов. Таковым был выбран опытнейший дипломат, маркиз де Фонтене-Марей, уже представлявший французского короля при папе Урбане VIII в 1641 г. Обо всех подробностях его деликатной и сложной миссии можно узнать из его интересных мемуаров 18. Посольство маркиза завершилось удачей: после долгих переговоров Барберини были возвращены в Рим, а Микеле Мазарини стал кардиналом, правда, ненадолго-он умер в следующем году.

    Наконец, последнее письмо, на котором мы хотели бы остановиться (док. № 6), переносит нас во времена парламентской Фронды (1648-1649), сложного социально-политического движения против абсолютной власти короля, которое возглавил Парижский парламент, высшая судебная инстанция страны. Фронда стала проверкой на прочность правительства регентши и серьезным испытанием для самой Анны Австрийской, жизнь которой не раз подвергалась опасности во время волнений в Париже. Письмо, адресованное главе французской юрисдикции канцлеру Пьеру Сегье, касается прево Иль-де-Франса или просто Иля, арестованного Парижским парламентом, видимо, в январе 1649 г., сразу же после бегства Анны Австрийской и ее двора из восставшей столицы. Прево Иль-де-Франса являлся главой судебной администрации в своей области, исключая Париж, подчинялся канцлеру и мог быть судим только парламентом Парижа. Дело этого судебного исполнителя-один из характерных моментов борьбы между короной и Парижским парламентом, в которой каждая из сторон настаивала на своих властных прерогативах. Прево являлся сторонником королевы и его должны были бы уже выпустить из тюрьмы к моменту написания письма (5 июня 1649 г.) согласно условиям договора между правительством и парламентариями, утвержденному в апреле 1649 г. Однако он все еще находился в Бастилии, откуда очевидно, передал Анне [425] Австрийской просьбу о скорейшем освобождении. Королева в это время еще не контролировала Париж, находясь в своей летней резиденции в Компьене, и собиралась с силами, и поэтому она просит в письме Сегье попытаться разрешить дело прево и заодно прояснить ситуацию, насколько мятежные парламентарии и муниципалитет столицы готовы исполнять ее распоряжения. Парламентская Фронда закончилась в конце лета 1649 г.. когда Анна Австрийская с королем и двором вернулась в Париж и верноподданный прево был уже на свободе.

    Королеву впереди ожидали новые трудности-гражданские смуты и Фронда принцев (1650-1653),-завершившиеся, однако, полной победой короны и торжеством абсолютизма, становление которого во Франции неразрывно связано с именем Анны Австрийской.

    Представляемые письма королевы дополнены двумя документами из собрания П.П. Дубровского, которые непосредственно связаны с ее именем-письмом англичанина Дигби неизвестной придворной даме Анны Австрийской (1643 г.) 19 и посланием парламентариев Тулузы королеве (1650 г.). Оба письма, несомненно, происходят из архива канцлера Сегье. Первое (док. № 8, с аннотацией Д. Годфруа) было, видимо, передано Сегье самой Анной Австрийской, которая поручила ему заняться делом по освобождению из тюрьмы лорда Вальтера Монтегю и попыталась вмешаться в события Английской революции. Второе письмо (док. № 9), которое представляет собой черновик, возможно, попало к канцлеру из рук самих парламентариев-оно было переплетено в томе с остальными адресованными ему посланиями из провинций и содержит характерные для этих писем пометы служащих его канцелярии. Содержание письма и факт обращения членов парламента к королеве (регентше до 1651 г.) позволил датировать его 1650 г.-годом начала "Фронды принцев". Оно было опубликовано у Ж. Овен де Траншера, но с пропусками и массой неточностей 20.

    При публикации писем мы следовали принципам, которых придерживалась А.Д. Люблинская: в документах сохранена орфография подлинников, но введены апострофы и раскрыты сокращения. Пунктуация современная.

    Автор также считает своим приятным долгом выразить благодарность всем, кто консультировал его на разных этапах работы над автографами, прежде всего доценту кафедры истории средних веков С.-Петербургского университета Ю.П. Малинину, руководителю западной группы рукописного отдела Российской национальной библиотеки Т.П. Вороновой, сотрудникам рукописного отдела М.Г. Логутовой и Н.А. Елагиной.

    (пер. В. В. Шишкина)
    Текст воспроизведен по изданию: Письма Анны Австрийской в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге // Средние века № 60.  М. 1997

    © текст -Шишкин В. В. 1997
    © сетевая версия - Тhietmar. 2003
    © дизайн - Войтехович А. 2001

    Анну Австрийскую обессмертил Александр Дюма в книге "Три мушкетера"
    Реальный д"Артаньян
    НАЗАД
    СОДЕРЖАНИЕ
    ВПЕРЕД