Главная | Регистрация | Вход
...
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
СРОЧНО ! ВАЖНО ! [0]
ДОСТОЙНО ВНИМАНИЯ [0]
ЭТО ИНТЕРЕСНО МНЕ, МОЖЕТ И ВАМ? [0]
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Наш опрос
Если бы Вы решали судьбу Николая 2
Всего ответов: 71
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    статистика посещений сайта
    SATOR.ucoz.ru

    ровесник Нашей Эры

    ОВИДИЙ
    Письма с Понта

    ПИСЬМА Главная
    СОДЕРЖАНИЕ
    АДРЕС
    Овидий, Публий Овидий Назон (Publius Ovidius Naso) (43 до н.э. - около 18 н.э.), римский поэт. Культивируя индивидуалистическую, главным образом эротическую, поэзию, О. в ранних поэмах «Наука любви» и «Средства от любви» даёт наставления в области любовных отношений, вводит сценки из римской жизни. Переход к большим произведениям в духе эллинистической «учёной» поэзии отмечен созданием поэмы «Метаморфозы» (рус. пер. 1874-76), которая задумана как эпос и содержит около 250 мифологических и фольклорных сказаний о превращениях людей в животных, растения, созвездия и даже в камни. В последний период жизни написаны «Скорбные элегии» и «Понтийские послания». В конце 8 н.э. сослан Августом в г. Томы (ныне порт Констанца в Румынии), где и умер. В ссылке О. создал новый жанр римской поэзии - субъективную элегию, не связанную с любовной темой. О. высоко ценил А.С.Пушкин, интерес к поэту-изгнаннику сказался в стихотворении «В стране, где Юлией венчанный», «К Овидию», в поэме «Цыганы».
    http://publ.lib.ru/publib.html
    /PISMA/PICT/Ovidiy-P002.jpg

    I. Бруту
     
     Публий Назон, давно в отдаленных Томах осевший,
    С гетских глухих берегов шлет тебе эти стихи.
    Если удастся тебе, приюти эти пришлые книжки.
    Где-нибудь в доме твоем место для них отыщи.
    5
    Скованы страхом, они сторонятся общественных зданий,
    Воображая, что я им этот путь преградил.
    Сколько я им ни твержу: «Ваше слово нечестью не учит,
    Ваш целомудренный стих вам отворит эту дверь!»,
    Слушать они не хотят и к тебе с надеждой стремятся:
    10
     Ларов домашних покой им безопасней всего.
    Спросишь: «Куда их деть, чтоб никто не остался в обиде?»
    Пусть эти книги займут место забытых «Наук».
    «Что им здесь делать?» — вопрос твой растерянный явственно слышу.
    Их без вопросов прими — слово их чуждо любви.
    15
     Сразу тебе скажу: хоть нет печали в названье,
    Не веселее они книг, что я прежде писал.
    Ново названье одно, а суть неизменной осталась,
    Но не скрываю имен тех, кому это пишу.
    Вас испугают стихи, но от них никуда не укрыться,
    20
     И на порог ваш придет робкая Муза моя.
    К прежним стихам приложи и эти: изгнанника детям
    В город вход не закрыт, если закон соблюден.
    Страхи напрасны: ведь Рим Антония книги читает, *
    И под рукою у всех Брута ученейший труд.
    25
     Я не глупец, чтоб себя ставить в ряд с именами такими,
    И никогда на богов не поднимал я меча.
    Нет ни в одной из книг дурного о Цезаре слова,
    Лишь восхваленья одни — хоть не просили меня.
    Нет доверья ко мне — но ведь книги достойны доверья,
    30
     Имя создателя скрой, только стихи не гони.
    Путь преграждает войне мироносная ветка оливы.
    Имя несущего мир даст ли спасение мне?
    Перед Энеем, отца на плечах из пожара несущим,
    Как преданья гласят, сам расступился огонь.
    35
     Имя потомка его стихам да послужит порукой!
    Явно весомей их груз ноши Энея простой.
    Кто так бесчувствен и зол, что осмелится выгнать с порога
    Пляшущего певца с вещей трещоткой в руке?
    Кто подаянья лишит флейтиста, когда пред богиней —
    40
     Матерью вечных богов — дует он в рог извитой?
    Нет, нечестий таких с незапамятных лет не бывало,
    Есть у пророка всегда на пропитание грош.
    Воля бессмертных богов наши души огнем наполняет.
    Разве хоть кто-то дерзнет к ней оставаться глухим?
    45
     Видишь: не рог извитой, не фригийскую нежную флейту —
    Ряд высочайших имен Юлиев рода несу.
    Я призываю: толпа, расступись пред несущим святыни,
    Не предо мной — перед ним, богом-владыкой, склонись
    Пусть повелителя гнев был заслуженно мною изведан —
    50
     Это не значит, что он слушать не станет меня.
    Помню, как бился в слезах пред Исидой, в лен облаченной,
    Мучась сознаньем вины, тот, кто глумился над ней.
    Помню, как человек, ослепленный за святотатство,
    В голос кричал, что он кары такой заслужил.
    55
     Сладко богам лицезреть, как замысел их торжествует,
    Видеть, как сотни людей славят могущество их.
    Часто смягчают они наказанье и свет возвращают
    Тем, кто свою вину понял во всей полноте.
    Я раскаялся. Мне не откажут, быть может, в доверье.
    60
     Я раскаялся. Боль вечно терзает меня.
    Мучит сознанье вины сильнее, чем горечь изгнанья.
    Муки такие терпеть лучше, чем их заслужить.
    Если бы сжалились боги — и он, всемогущий и зримый, —
    Сняли бы кару с меня, вечной оставив вину.
    65
     Смерть вольна оборвать бесконечное это изгнанье,
    Но совершенное мной смерть не вольна зачеркнуть.
    Вот почему мой ум крушится и твердость теряет,
    Будто весенний снег, талой бегущий водой.
    Как изгрызает корабль невидимый червь-древоточец,
    70
     Как океанская соль камни утесов крошит,
    Как изъязвляет вода зеркальную гладкость железа,
    Как превращает в труху книги прожорливый жук —
    Так беспрестанно грызет нутро мое червь беспокойства,
    И до конца моих дней мне эти муки терпеть.
    75
     Боль не покинет меня, пока меня жизнь не покинет.
    Тот, кто страданьем томим, раньше страданья умрет.
    Помощи — если ее я достойным могу оказаться —
    Мне приходится ждать лишь от всесильных богов.
    Если от скифских стрел мне судьба разрешит удалиться,
    80
     Я ни о чем никогда больше не стану просить.
    СКАЧАТЬ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ - *.doc - 48 Kb
    НАЗАД
    СОДЕРЖАНИЕ
    ВПЕРЕД
    3