Главная | Регистрация | Вход
...
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
СРОЧНО ! ВАЖНО ! [0]
ДОСТОЙНО ВНИМАНИЯ [0]
ЭТО ИНТЕРЕСНО МНЕ, МОЖЕТ И ВАМ? [0]
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Наш опрос
Если бы Вы решали судьбу Николая 2
Всего ответов: 71
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    статистика посещений сайта

    Дидактические принципы


    В дидактическом учении Коменского одно из важных мест занимает вопрос об общих принципах обучения, которые обычно называют дидактическими принципами. Принципы обучения подразумевает те положения общеметодического характера, на которые опирается обучение и учение вообще. В педагогической литературе различают дидактические (общие) принципы обучения и методические (частные) принципы обучения.


    Коменский впервые в истории дидактики не только указал на необходимость руководствоваться принципами в обучении, но раскрыл сущность этих принципов:

    1) принцип сознательности и активности;

    2) принцип наглядности;

    3) принцип постепенности и систематичности знаний;

    4) принцип упражнений и прочного овладения знания и навыками.


    Сознательность и активность


    Этот принцип предполагает такой характер обучения, когда учащиеся не пассивно, путем зубрежки и механических упражнений, а осознанно, глубоко и основательно усваивают знания и навыки. Там, где отстутствует сознательность, обучение ведется догматически и в знании господствует формализм.

    Коменский разоблачил господствовавший на протяжении многих столетий догматизм и покзал, как схоластическая школа убивала в молодежи всякую творческую способность и закрывала ей путь к прогрессу.

    Коменский считает главным условием успешного обучения постижение сущности предметов и явлений, их понимание учащимися: “Правильно обучать юношество - это не значит вбивать в головы собранную из авторов смесь слов, фраз, изречений, мнений, а это значит - раскрывать способность понимать вещи, чтобы именно из этой способности, точно из живого источника, потекли ручейки (знания)”.

    Коменский также считает основынм свойством сознательного знания не только понимание, но и использование знаний на практике: “Ты облегчишь ученику усвоение, если во всем, чему бы ты его не учил, покажешь ему, какую это принести повседневную пользу в общежитии”.

    Коменский дает целый ряд указаний о том, как осуществить сознательное обучение. Самым главным из них является требование: “При образовании юношества все нужно делать как можно более отчетливо, так, чтобы не только учащий, но и учащийся понимал без всякого затруднения, где он находится и что он делает.

    Сознательность в обучении неразрывно связана с активностью учащегося, с его творчеством. Коменский пишет: “Никакая повивальная бабка не в силах вывести на свет плод, если не будет живого и сильного движения и напряжения самого плода”. Исходя из этого, одним из самых главных врагов обучения Коменскийй считал бездеятельность и лень учащегося. В своем труде “Об изгнании из школ косности” Коменский раскрывает причины лени и дает ряд указаний о том, как ее ускоренить.


    Коменский считает, что “косность есть отвращение к труду в соединении с леностью. С нею связаны:

    1) беглость от работы и уклонение от задаваемых работ;

    2) вялое, холодное, поверхностное и безучастное исполнение их;

    3) медлительность и прекращение уже начатых работ”.


    Лень учащихся, по Коменскому, выражается в том, что они “не думают, как бы приобрести самим себе свет истинного и полного просвещения, и еще менее того принимают на себя труд, потребный для достижения такого просвещения”. Коменский считал, что изгонять лень нужно трудом. Воспитание активности и самостоятельности Коменский считает важнейшей задачей: “Чтобы все делалось посредством теории, практики и применения, и притом так, чтобы каждый ученик изучал сам, собственными чувствами, пробовал все произносить и делать и начинал все применять. У своих учеников я всегда развиваю самостоятельность в наблюдении, в речи, в практике и в применении, как единственную основу для достижения прочного знания, добродетели, и наконец, блаженства”.


    Наглядность

    Принцип наглядности обучения предполагает прежде всего усвоение учащимися знаний путем непосредственных наблюдений над предметами и явлениями, путем их чувственного восприятия. Наглядность Коменский считает золотым правилом обучения.

    К использованию наглядности в процессе обучения обращались еще тогда, когда не существовало письменности и самой школы. В школах древних стран она имела довольно широкое распространение. В средние века, в эпоху господства схоластики и догматизма, идея наглядности была предана забвению и ее прекратили использовать в педагогической практике. Коменский первым ввел использование наглядности как общепедагогического принципа.

    В основе учения Коменского о наглядности лежит сенсуалистически-материалистическая гносеология. Для обоснования наглядности Коменский много раз приводил одну фразу: “Ничего не может быть в сознании, что заранее не было дано в ощущении”.


    Коменский определял наглядность и ее значение следующим образом:

    1) “Если мы желаем привить учащимся истинное и прочное знание вещей вообще, нужно обучать всему через личное наблюдение и чувственное доказательство”.

    2) “Поэтому школы должны предоствлять все собственным чувствам учащихся так, чтобы они сами видели, слышали, осязали, обоняли, вкушали все, что они могут и должны видеть, слышать и т.д., они избавят, таким образом, человеческую природу от бесконечных неясностей и галлюцинаций...”

    3) То, что нужно знать о вещах, должно быть “преподаваемо посредством самих вещей, т.е. должно, насколько возможно, выставлять для созерцания, осязания, слушания, обоняния и т.п. сами вещи, либо заменяющие их изображения”.

    4) “Кто сам однажды внимательно наблюдал анатомию человеческого тела, тот поймет и запомнит все вернее, чем если он прочтет обширнейшие объяснения, не видав всего этого человеческими глазами.”


    То есть отсюда видно, что Коменский наглядность считал не только принципом обучающим, но и облегчающим обучение. Для осуществления наглядности Коменский считал необходимиым использовать:

    1) реальные предметы и непосредственное наблюдение над ними;

    2) когда это невозможно, модели и копию предмета;

    3) картинки как изображение предмета или явления.


    Учебный эффект всякого наблюдения зависит от того, насколько мы сумели внушить учащемуся, что и для чего он должен наблюдать, и насколько нам удалось привлечь и сохранить его внимание на протяжении всего процесса обучения.

    Для осуществления правильного наблюдения Коменский категорически требует: “Пусть будет для учащихся золотым правилом: все, что только можно предоствлять для восприятия чувствами, а именно: видимое - для восприятия зрением, слышимое - слухом, запахи - обонянием, подлежащее вкусу - вкусом, доступное осязание - путем осязания. Если какие-нибудь предметы сразу можно воспринять несколькими чувствами, пусть они сразу схватываются несколькими чувствами”.


    Последовательность и систематичность

    Последовательное изучение основ наук и систематичность знаний Коменский считает обязательным принципом обучения. Этот принцип требует овладения учащимися систематизированным знанием в определенной логической и методической последовательности.


    Последовательность и систематичность в превую очередь касаются следующих вопросов:

    1) каким образом распределять материал, чтобы не нарушить логику науки;

    2) с чего начинать обучение и в какой последовательности построить его;

    3) как установить связь между новым и уже изученным материалом;

    4) какие связи и переходы следует установить между отдельными этапами обучения и т.п.


    Какое содержание вкладывает Коменский в свое основное положение – “Обучение должно вестись последовательно”?

    Первое требование Коменского состоит в том, чтобы был установлен точный порядок обучения во времени, поскольку “порядок -- душа всего”.

    Второе требование касается соответствия обучения уровню знаний учащихся и чтобы “вся совокупность учебных занятий должна быть тщательно разделена на классы”.

    Третье требование касается того, чтобы “все изучалось последовательно с начала и до завершения”.

    Четвертое требование - “подкреплять все основания разума - это значит всему учить, указывая на причины, т.е. не только показывать, каким образом что-либо происходит, но также показывать, почему оно не может быть иначе. Ведь знать что-нибудь - это значит называть вещь в причинной связи”.


    Коменский формулирует ряд конкретных указаний и дидактичеких правил для реализации этих требований.

    1. Занятия должны быть распределены таким образом, чтобы на каждый год, каждый месяц, день и час были поставлены определенные учебные задачи, которые должны быть заранее продуманы учителем и осознаны учащимися.

    2. Эти задачи должны решаться с учетом возрастных особенностей, точнее говоря, соответственно задачам отдельных классов.

    3. Один предмет следует преподавать до тех пор, пока он с начала и до конца не будет усвоен учащимися.

    4. “Все занятия должны бать распределены таким образом, чтобы новый материал всегда основывался на предшествующем и укреплялся последующим”.

    5. Обучение “должно идти от более общего к более частному”, “от более легкого - к более трудному”, “от известного - к неизвестному”, “от более близкого к более отдаленному” и т.д.


    “Эту последовательность, - говорит Коменский, - необходимо соблюдать всюду; повсюду ум должен переходить от исторического познания вещей к разумному пониманию, затем к употреблению каждой вещи. Этими путями просвещение ума ведет к своим целям подобно машин с собственным движением”.


    Упражнение и прочное усвоение знаний

    Показателем полноценности знаний и навыков являются систематически проводимые упражнения и повторения.

    Принцип повторения и упражнения также стар, как и само обучение. Еще древний китайский философ Конфуций строил систему обучения на принципе повторения и упражнения. В средние века они стали универсальными методами обучения.

    Однако понимание упражнения изменялось в различные времена и эпохи в связи с изменением целей и содержания обучения. Во времена Коменского в школах господствовавшее положение занимали формализм и зубрежка.

    Коменский в понятия упражнения и повторения вложил новое содержание, он поставил перед ними новую задачу - глубокое усвоение знаний, основанное на сознательности и активности учащихся. По его мнению, упражнение должно служить не механическому запоминанию слов, а пониманию предметов и явлений, их сознательному усвоению использованию в практической деятельности. Поэтому Коменский не случайно называет упражнения то практикой, то использованием, то хресисом, то автохресисом и др. “Так как только упражнение делает людей сведущими во всех вещах, искусившимися во всем и поэтому годными ко всему, мы требуем, чтобы во всех классах учащиеся упражнялись на практике: в чтении, письме, в повторении и спорах, в переводах прямых и обратных, в диспутах и декламации и т.д.


    Упражнения такого рода мы разделяем на упражнения:

    а) чувств,

    б) ума,

    в) памяти,

    г) упражнения в истории,

    д) в стиле,

    е) в языке,

    ж) в голосе,

    з) в правах

    к) в благочестии”.


    Коменский связывает упражнения с памятью и пишет: ”Упражнения памяти должны практиковаться беспрерывно”. Но вместе с тем Коменский выступает против механического запоминания в пользу логического и указывает:

    “Основательно внедряется в ум только то, что хорошо понятно и тщательно закреплено памятью”.


    Также большое внимание Коменский требует уделять физическому воспитанию учащихся.

    Придавая большое значение упражнениям и повторениям, Коменский выдвигает ряд указаний и правил для осуществления этого принципа в обучении:

    “Обучение нельзя довести до основательности без возможно более частых и особенно искусно поставленных повторений и упражнений”.

    В одной и той же школе должен быть “один и тот же порядок и метод во всех упражнениях”.

    “Ничего нельзя заставлять заучивать, кроме того, что хорошо понятно”.

    На каждом уроке после объяснения материала учитель должен предложить “встать одному из учеников, который все сказанное учителем должен повторить в том же порядке, как будто он сам уже был учителем других, объяснить правила теми же примерами. Если он в чем-то ошибается его нужно исправлять. Затем нужно предложить втсать другому и сделать то же самое...”


    По мнению Коменского, такое упражнение принесет особую пользу, ибо:

    “I. Учитель всегда будет вызывать к себе внимание со стороны учеников”

    “II. Преподаватель определеннее убедится в том, что все изложенное им правильно усвоено всеми. Если недостаточно усвоено он будет иметь возможность тотчас исправить ошибки”.

    “III. Когда столько раз повторяется одно и тоже, то даже наиболее отстающие поймут изложенное нстолько, чтобы идти наравне с остальными”.

    “IV. Благодаря этому столько раз проведенному повторению все ученики усвоят себе этот урок лучше, чем при самом долгом домашнем корпении над ним”.

    “V. Когда таким образом ученик постоянно будет допускаться, так сказать, к исполнению учительских обязанностей, то в умы вселится некоторая бодрость и увлечение этим учением и выработается смелость с одушевлением говорить о любом высоком предмете перед собранием людей, а это будет особенно полезно в жизни”.


    Коменский разработал такие требования для принципа обучения и повторения:

    1. “Правила должны поддерживать и закреплять практику”

    2. Ученики должны делать не то, что им нравится, но то, что им предписывают законы и учителя.

    3. Упражнения ума будут происходить на специальных уроках, проводимых по нашему методу. “Каждая задача прежде иллюстрируется и объясняется, причем от учеников требуется показать, поняли ли они ее и как поняли.


    Хорошо также в конце недели устраивать повторения”.

    Из эти положений видно, что Коменский упражнение и повторение полностью подчиняет задаче сознательного и прочного усвоения знаний учащимися. С этой точки зрения многие предложенные им правила не только являются крупным достижением современному Коменскому дидактики, но и поныне сохраняют свое теоретическое и практическое значение.




    СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

    1. Лордкипанидзе Д.О. Ян Амос Коменский, изд 2-е,

    М, Педагогика, 1970

    2. Нипков К.Э. Ян Коменский сегодня



    ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

    1. Джуринский А.Н. История педагогики: Уч.пособие для ст-тов педвузов. - М.: ГИЦ "Владос".1999.

    2. История педагогики: Уч.пособие для ст-тов пед.ин-тов /Под ред Шабаевой М.Ф. - М.: Просвещение.1981.

    . Кратохвил М.В. Жизнь Яна Амоса Коменского:пер. с чеш. - М.: Просвещение.1991.

    4. Модзалевский Л.Н. Очерки истории воспитания и обучения с древнейших до наших времен.Ч 1. - СПб.: Алетейя.2000.

    1. Адольф А. Что такое школа по воззрениям Коменского. -М.

    2. Альт П. Прогрессивный характер педагогики Коменского. - М., 1959.

    3. Джибладзе Г.Н. Философия Коменского. - М., 1982.

    4. Константинов Н.А. и др. История педагогики: Учебник для студентов пед. Ин-тов. - М.: Просвещение, 1982.

    5. Кратохвил М.В. Жизнь Яна Амоса Коменского. - М.: 1991.

    6. Коменский Я.А. Избранные педагогические сочинения. В 2-х т. Т. 1. - М.: 1982.

    7. Коменский Я.А. Избранные педагогические произведения. В 2-х т. Т.2. - М.: 1982.

    8. Лордкипинадзе Д.О. Ян Амос Коменский. - М.: 1990.

    9. Смоляницкий Я.А. Три века Яна Амоса Каменского. - М.: 1987.


    СКАЧАТЬ

    Материнская школа.djvu 1,8 Мб

    Два реферата