Главная | Регистрация | Вход
...
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
СРОЧНО ! ВАЖНО ! [0]
ДОСТОЙНО ВНИМАНИЯ [0]
ЭТО ИНТЕРЕСНО МНЕ, МОЖЕТ И ВАМ? [0]
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Наш опрос
Если бы Вы решали судьбу Николая 2
Всего ответов: 71
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    статистика посещений сайта

    Стивен БЕРТМАН

    «МЕСОПОТАМИЯ»

    Университет Виндзора

    Москва. Вече. 2007, 416с


    ОБРАЗОВАНИЕ

    Точно так же, как реки Месопотамии питали ее почву, так и знания питали ее цивилизацию. И так же, как вода доставлялась на поля благодаря ирригационной системе, так и знания доставлялись людям благодаря системе образования.


    История школьного обучения

    Самые ранние школы, о которых сохранились записи, были созданы древними шумерами.

    Самое древнее свидетельство существования школы — список словарных слов — было найдено в развалинах города Урука и относится к примерно 3000 г. до н.э., что близко ко времени, когда было изобретено само письмо. К 2500 г. до н.э. относятся развалины первых настоящих школ, найденных археологами; по крайней мере две из них были основаны по царскому эдикту. Ко времени 2500—2000 гг. до н.э. относятся документы, говорящие о существовании настоящей школьной системы. Дополнительным свидетельством этого служат сотни клинописных табличек, представляющих собой домашние работы и упражнения в классе месопотамских учеников как начинающих, так и продвинутых вместе с указаниями и исправлениями. Сохранились даже литературные зарисовки о повседневной жизни в месопотамской школе. Эти многочисленные свидетельства относятся ко времени между 2000 и 1500 гг. до н.э. и происходят из целой группы городов, включая Урук, Ур, Ниппур, Шуррупак и Абу-Салабих.


    Школьные здания

    Месопотамская школа называлась «домом табличек» (по-шумерски «edubba», по-аккадски «bit tuppi»), потому что здесь работали с глиняными табличками.

    Первые школы, по всей видимости, существовали при храмах, которые поначалу были центром мудрости и учености всей общины. Позднее школы были секуляризованы и стали располагаться в частных домах.

    Развалины школьных зданий древности, по всей видимости, обнаружены в Уре, Ниппуре, Сиппаре и Мари. Здание, раскопанное в Мари, имеет две комнаты, в одной из которых ряды скамеек из обожженного кирпича. Скамейки имеют разную длину, и на них могли разместиться один, два, три или четыре ученика. Вдобавок к этому были найдены большие сосуды в земле, возможно, для хранения жидкой глины, из которой студенты изготовляли свои таблетки для письма. В школьной комнате, по всей видимости, имелись полки, на которых сушились законченные работы, а также шкафы для разнородных школьных запасов — и для хранения «учебников». Возможно, имелась даже печь для обжига избранных глиняных табличек, чтобы сделать их прочнее.

    Среди дополнительных предметов могли быть тонкие, похожие на планку таблички для письма из дерева, покрытые воском; на них можно было писать острым стило, а затем стирать, проведя по поверхности воска скругленным концом стило.


    Ученики

    Возраст учеников, по всей видимости, был самым разным —учились те, кому не было и 10, и те, кто прожил уже десятилетия. Из-за того, что за учение каждый ученик платил отдельно и стоимость обучения была высока, попасть в школу могли только дети состоятельных и высокопоставленных семейств. Кроме дочерей царя или девушек, которым предстояло стать жрицами, ученики относились исключительно к мужскому полу. Соответственно, ученики месопотамских школ были почти исключительно сыновьями правительственных чиновников, военных командиров, жрецов, писцов и состоятельных бизнесменов.

    Таким образом, месопотамская образовательная система отличалась от современной западной модели в трех аспектах — она была частной (а не государственной), добровольной (а необязательной) и основанной на отборе (а не была всеобщей).


    Преподаватели

    Во многих отношениях месопотамская школа имела структуру, аналогичную структуре месопотамской семьи.

    Во главе месопотамской семьи стоял отец, и глава месопотамской школы был «отцом дома табличек» или ректором (по-шумерски «adda edubba»). Но точно так же, как каждая семья должна повиноваться главе государства,так и школа имела верховное управление в , лице «директора школы» (по-шумерски «ummia», «эксперт» или «управляющий»). Сами ученики называли себя «сыновьями школы», в то время как проверявшие их работы старшие ученики, помогавшие учителю, звались "старшими братьями».

    Дисциплинарную роль отца играл административный чиновник, который бил нерадивых учеников палкой. Наказания производились за разговоры без разрешения, вскакивания с места, уход без разрешения, неподобающую одежду и неподобающие разговоры.

    Учителя имели специализацию. Среди них был учитель математики («писец счета»), учитель-землемер («писец поля») и учитель языка («учитель шумерского»).

    Жалованье учителей зависело от платы, вносимой учениками. По всей видимости, они не брезговали взятками: сохранилась одна короткая история на шумерском о том, как отец нерадивого студента по подсказке своего сына пригласил учителя в свой дом на обед и одарил изысканными подарками, включая прекрасное кольцо. В благодарность учитель стал хвалить ученика и выразил надежду, что он когда-нибудь станет первым в своем классе, а позднее — человеком большой учености (случилось так или нет, таблички не говорят).


    Школьный календарь

    Обучение продолжалось с рассвета до заката, обедали ученики в школе. Из 30 дней шумерского календаря ученики занимались 24 дня, три дня у них были выходные, а три посвящались религиозным праздникам. Работали ли школы круглогодично, мы не знаем.


    Учебный план

    Первой целью обучения было дать практические навыки грамотности и счета, чтобы, став взрослыми, ученики смогли бы занять видное место в обществе и играть полезную роль.

    Поначалу учеников учили распознавать значение основных клинописных букв и воспроизводить их на глиняных табличках с помощью тупоконечного «пера» из тростника. Их также учили, как изготовлять глиняные таблички для письма — смешивая глину, придавая ей форму и выравнивая ее поверхность. Кроме того, ученикам показывали, как обжигать клинописные таблички, чтобы придать им большую стойкость.

    Из-за сложности клинописи умение писать тексты приходило лишь через много лет. Потому грамотность давалась нелегко и требовала тысячи часов специального обучения по распознанию и воспроизводству по памяти сотен и сотен используемых знаков и их комбинаций. Из-за плохой разборчивости этих знаков и возможности ошибок обучение включало в себя долгую выработку аккуратного каллиграфического почерка.

    Формальное образование включало в себя не только умение читать и писать (для ведения деловых записей, составление и чтение контрактов, сочинение писем, посылки военных сообщений, распевания молитв и песен и понимания медицинских текстов), но и умение считать (для таких работ, как измерение наделов земли и получаемой с них продукции, определение налогов, расчет запасов для военной кампании, подсчет количества земли, необходимой для создания осадной насыпи, оценки количества кирпичей, требуемого для возведения нового дворца, или для производства расчетов движения небесных тел). В конечном счете были созданы специализированные словари в таких областях, как астрономия, география, минералогия, зоология, ботаника, медицина, техника и архитектура.

    После того как Шумер был завоеван расположенным севернее Аккадом, ученость стала означать знание не одного языка, а двух: несемитского шумерского и семитского аккадского. Хотя в конечном счете шумерский стал мертвым языком подобно латинскому, его продолжали изучать из-за интеллектуальных богатств, написанных на этом языке, — примерно по этой причине в Средние века и во времена Ренессанса изучали латынь, которая используется в медицине до нашего времени. Продвинутые ученики могли продолжить обучение, изучая шедевры месопотамской литературы, и, в зависимости от выбранной профессии, продолжить свою профессиональную карьеру в качестве жрецов или священников.


    Педагогический метод

    Главным в преподавании в месопотамских школах было повторение в сочетании с исправлением сделанных ошибок. Обычно учитель начинал с того, что писал предложение на верхушке таблички (или на левой ее стороне), после чего ученик должен был скопировать эту надпись несколько раз ниже (или справа). После этого учитель или «большой брат» делал поправки. Дома ученик должен был изучить эти поправки, чтобы на следующий день воспроизвести надпись без ошибок. После этого следовал новый урок. До нас дошли не только письменные работы с поправками учителя, но даже работа, которую расстроенный учитель перечеркнул крестом!

    Чтобы ученики не просто умели копировать текст, а его правильно понимали, использовалась декламация. На следующих стадиях обучения производилось чтение, запись более протяженных текстов и осуществлялись математические подсчеты. Особый упор делался на запоминание новых слов и математических процедур. Интеллектуальная самодисциплина внедрялась поддержанием строгой дисциплины в классной комнате.

    Когда это было необходимо, учитель объяснял материал, читая лекции, а между лекциями давал упражнения или задавал довольно сложные тесты. Однако из-за того, что месопотамские школы состояли буквально из одной комнаты, ученики в одном и том же помещении находились на разных уровнях обучения, хотя это было хорошо тем, что «большие братья» могли приглядывать за малолетними учениками.

    Для более продвинутых учеников унылая зубрежка иногда разнообразилась юмористическими историями, относящимися к школе (к примеру рассказывался эпизод, в котором ученик и «большой брат» спорят — кто из них умнее, или история, в которой отец жалуется на своего непослушного сына). Хотя в этих историях отношение к образованию было ироничным, вместе с тем в них подчеркивался тот факт, что возможность учиться является серьезной привилегией, и что тяжелый труд по обучению имеет важную цель.



    Цели

    ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОДГОТОВКА


    Целью образовательной системы было сделать ребенка писцом (по-шумерски «tupshar» — тот, кто пишет на табличках). Окончив обучение, выпускники месопотамской школы могли служить обществу, получив должность при храме, во дворце или в бизнесе. Грамотность позволяла им добиться в своей работе больших успехов. Некоторые из них могли стать профессиональными писцами, обслуживая практические нужды других людей; некоторые могли унаследовать профессии своих отцов в качестве купцов и правительственных или храмовых чиновников.


    СОХРАНЕНИЕ ДОСТИЖЕНИЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ


    Образование служило также еще одной, более глубокой и широкой цели. Месопотамская система образования основывалась на принципе, что ни одна цивилизация не может процветать или же существовать долгое время, если она не основывается на мудрости и опыте прошлого, каким бы «мертвым» это прошлое ни казалось на первый взгляд. Из-за того что прошлое и опыт запечатлевались посредством письма, только благодаря грамотности эти знания и могли сохраняться. Кроме того, только благодаря грамотности достижения и взгляды прошлого и настоящего могли быть переданы в будущее. Короче говоря, жители Древней Месопотамии понимали, что прошлое, настоящее и будущее неразрывно связаны и что если культура перестанет фиксировать свои достижения в письменном виде, то эта связь неизбежно оборвется.

    Слабость месопотамской системы образования заключалась в том, что в ней уделялось основное внимание запоминанию, а не творческой работе, следование нормам ставилось выше развития индивидуальности, а зубрежка вытеснила изобретательность. Но удивительная стабильность этого вида образования на протяжении веков показывает, что рациональные зерна в ней придавали ей большую силу.


    ВОСПИТАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КАЧЕСТВ

    Несмотря на жесткие рамки учебного плана, образование в Месопотамии стремилось к выработке у учеников того, что лучше всего переводится на наш язык словом «человечность». Это слово впервые встречается именно в шумерских текстах, причем именно там, где объясняются цели образования. Ученик говорит директору своей школы: «Я был как щенок, пока вы не открыли мои глаза. Вы меня очеловечили». Расстроенный писец пишет своему сыну. «Мое сердце разрывается оттого, что ты совсем не думаешь о человечности».

    Через уважение к прошлому, через выработку уважения к учению, через постоянную самодисциплину, через подготовку к службе на благо другим жители Месопотамии стремились к самой высшей цели образования: выработке достойного человека поведения и человеческих качеств.