Главная | Регистрация | Вход
...
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
СРОЧНО ! ВАЖНО ! [0]
ДОСТОЙНО ВНИМАНИЯ [0]
ЭТО ИНТЕРЕСНО МНЕ, МОЖЕТ И ВАМ? [0]
Поиск
Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 66
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    статистика посещений сайта


    SATOR.ucoz.ru
    Октябрь 1917

    Колчак
    В школьных учебниках советской поры его именовали «главарем контрреволюции».
    На самом деле адмирал Александр Колчак
    был талантливым ученым, добрым солдатом
    и плохим политиком
     
     
    Первую мировую капитан 1 ранга Александр Колчак - отважный исследователь Арктики и участник русско-японской войны - встретил на Балтике. В июне 1916 года он уже был адмиралом и командующим Черноморским флотом

    Александр Колчак всегда чувствовал себя в море увереннее, чем на суше. Довольно странно для потомка степняков-половцев и сербские горцев. Первый из Колчаков, приняв ислам, взял себе новую фамилию. От турецкого слова «кол» - «рукавица». Ильяс-паша Колчак храбро сражался с русскими, не попал в плен при Хотине. И его потомки отважне защищали уже новую родину. Не был исключением и Василий Иванович, отец будущего адмирала - в годы Крымской войны он держал оборону на знаменитом Малаховом кургане. Был ранен и попал в плен к французам. Вернулся домой. Женился он поздно, уже под сорок, и вскоре стал отцом двоих детей - Александра и Екатерины.

    Саша с детства готовился к военной карьере - каждое утро делал гимнастику, обливался холодной водой, зачитывался биографиями великих полководцев. В 1888 году, в 13 лет, он поступил в столичный Морской кадетский корпус. Однокашники описывали его так: «Стройный худощавый брюнет с орлиным носом... Один из первых кадет по классу. Если что-нибудь было непонятно в математической задаче, выход один: «Надо Колчака спросить». Тягу к знаниям Александр Васильевич сохранял всю жизнь. С увлечением читал не только военную литературу, но и философские труды, изучал химию, прилично знал четыре языка, включая экзотический китайский.



    Ледовые походы

    В 19 лет Колчак закончил учебу вторым по успеваемости - сам отказался от первенства в пользу кадета Филиппова, которого считал более способным. Такие непрактичные, рыцарские поступки он совершал всю жизнь, чем нередко вызывал насмешки сослуживцев. Никогда не заботился о себе, о своем достатке. Невероятно, но факт - все имущество Колчака - уже адмирала и командующего флотом составлял чемодан с двумя мундирами: обычным и парадным.

    А пока юный мичман отправился в свое первое плавание на Дальний Восток на борту крейсера «Рюрик». Вахтенный начальник Колчак не только выполнял строевые обязанности, но и проводил исследования по океанографии и гидрологии. По возвращении из плавания он напечатал свою первую научную статью.

    В то время ученые разных стран устремились в неизведанные полярные просторы. Жаждал попасть туда и Александр Колчак. Неожиданно в конце 1899 года он получил приглашение от известного полярного исследователя барона Эдуарда Толля принять участие в его экспедиции. Внимание Толля привлекли научные работы молодого офицера. Оказал содействие и академик Ф.Б. Шмидт, к которому Колчак обращался с просьбой узнать, нельзя ли попасть в команду Толля. С его благословения мичман из Морского ведомства был временно переведен в распоряжение Императорской Академии Наук и включен в качестве гидролога в состав экспедиции, отправлявшейся на поиски легендарной Земли Санникова.

    В начале XIX века якутский купец Яков Санников разглядел в море за Таймыром очертания неведомых берегов. После этого загадочную землю видели издалека еще несколько путешественников, но добраться до нее так никто и не смог. Толль надеялся, что ему это удастся, и набирал в плавание опытных и смелых моряков. Таких, как мичман Колчак. Тот не только прошел курс гидрологии в Павловской обсерватории, но и практиковался в Норвегии у знаменитого полярного исследователя Фритьофа Нансена. Наконец летом 1900 года переоборудованное из китобойной шхуны судно «Заря» с членами экспедиции Толля на борту снялось с якоря. Ему предстояло пройти вдоль побережья Таймыра на восток, к Новосибирским островам.

    Два года барон и его спутники провели в Арктике. Зимой «Заря» вмерзала в лед, экипаж разбивал лагерь неподалеку и вел научные наблюдения. Вместе с остальными Колчак преодолевал на нартах и лыжах десятки километров по ледяной пустыне. Здесь было не до чинов и званий - все вместе собирали скудное топливо для костров, тянули нарты вместо уставших собак. В своих записях барон Толль отмечал, что Колчак «не только лучший офицер, но он также любовно предан своей гидрологии».

    Весной 1902 года экспедиция, наконец, достигла Новосибирских островов. Дальше на север путь преграждали ледяные поля. Тогда барон решился на отчаянный шаг - с магнитологом Ф.Г.Зебергом и двумя каюрами он пешком отправился на север. Он был уверен, что отыщет Землю Санникова, свободную ото льдов и населенную не только животными, но и людьми. На чем была основана эта уверенность, никто так и не узнал. Остальные участники экспедиции прождали своего командира до лета, после чего отправились в обратный путь.

    На заседании Академии Наук Колчак доложил о результатах исследований и обратился к собравшимся с призывом немедленно организовать поиски Толля. Академики отнеслись к его предложению скептически, но необходимую сумму выделили. Добравшись до устья Лены, Колчак и семеро его спутников сняли с запертой во льдах «Зари» легкий вельбот, погрузили его на собачьи упряжки и в мае 1903 года устремились на север.
    Нарты то и дело проваливались под лед. Однажды в полынью угодил и сам Колчак. Его успели вытащить, но приступы ревматизма, заработанного в ледяной воде, мучили его до конца дней.
    С трудом прорубаясь через нагромождения торосов, экспедиция в августе добралась до острова Беннетта. Там были найдены собранные Толлем материалы и его дневник. Оказалось, что минувшей осенью барон и трое его спутников, измученные холодом и голодом, решили уйти на юг по замерзшему морю. Команда Колчака тоже была почти обессилена. Но они упорно прочесывали побережье Новосибирских островов в поисках следов Толля.

    Наконец наткнулись на оставленные Толлем склады. Припасы оказались нетронутыми... Сомнений больше не было - барон погиб. С тяжелым сердцем Колчак направился к устью реки Яны. Он утешал себя тем, что Толль погиб не зря. Экспедиция впервые изучила столь обширные области Арктики. На карту были нанесены новые острова. Один, в Карском море, получил имя Колчака (по недосмотру советских властей, он только в 1937 году был переименован в остров Расторгуев - в честь каюра экспедиции). Мыс на острове Беннетта Александр Васильевич назвал в честь своей невесты Софьи Омировой. По иронии судьбы ее прапрадед когда-то взял в плен предка Колчака Ильяс-пашу.

    Софья поехала встречать жениха к устью Яны. Свадьбу сыграли в Иркутске, а потом молодые разъехались: Софья - в столицу, Александр - на фронт начавшейся войны с Японией...

    Кто бы мог подумать, что романтическая любовь вскоре обернется разладом? Софья обвиняла мужа в невнимании, в неумении обеспечить семью. И, возможно, она была права. Вечно занятый делами, он почти не виделся с женой. После революции супруги расстались окончательно. Софья Федоровна уехала в Париж. Из их троих детей выжил только сын Ростислав - впоследствии известный историк, по крупицам собиравший сведения об отце.


    Военные бури

    Боевое крещение на Дальнем Востоке оказалось для Колчака столь же неудачным, как и вся война для русской армии. Командуя батареей при обороне Порт-Артура, он слег с приступом ревматизма и после падения крепости попал в плен. Только год спустя ему при помощи Красного Креста удалось вернуться домой через Америку.

    В России тем временем многое изменилось -отгремела революция 1905 года, повсюду говорили о реформах. Колчака встретили как героя и назначили членом Морского штаба, где он тут же разработал масштабную программу строительства военных кораблей. «Японская война - только репетиция, - доказывал он начальству. - В ближайшие десять лет неизбежна война с Германией, а это противник куда более опасный». Не убедил: программу отвергли. Колчак не был дипломатом: вместо того чтобы убеждать, добиваться своего, он подал в отставку и вновь отправился в Арктику. Он был признанным полярным исследователем. За свой труд «Льды Карского и Сибирских морей» в 1906 году Колчак получил высшую награду Императорского Географического общества -Большую Константиновскую золотую медаль. В 1910 году он на ледоколе «Вайгач» плавал по дальневосточным морям, составляя карты и лоции. Позже по этим лоциям проложили Северный морской путь.

    Однако приближение новой войны стало настолько очевидным, что Колчаку, как опытному моряку, поручили готовить к ней Балтийский флот. Август 1914-го он встретил в приподнятом настроении. Как и многим патриотам, ему уже чудились трехцветные флаги над Берлином и Константинополем. Но все обернулось иначе. Громоздкая военная машина империи быстро забуксовала, многие полководцы оказались просто бездарными. Но Колчак воевал умело и скоро получил адмиральское звание за разгром крупног немецкого десанта под Ригой. Александр Васильевич показал себя мастером минной войны. Его корабли заплывали далеко во вражеские воды и ставили там мины, на которых подорвались десятки немецких судов. Сослуживец вспоминал о нем так: «Три дня мотался с нами в море и не сходил с мостика. Щуплый такой, а в деле железобетон какой-то! Спокоен, весел и бодр. Только глаза горят ярче. Увидит в море дымок - сразу насторожится и рад, как охотник».

    Из-за действий Колчака немцы потеряли на Балтике втрое больше кораблей, чем русские. В 1916 году Александра Васильевича произвели в вице-адмиралы и назначили командовать Черноморским флотом. Колчак отличился и здесь - запер немецкие корабли в гавани Константинополя и обеспечил русское господство на Черном море.

    В годы войны к адмиралу пришла новая любовь. На Балтике он встретил 22-летнюю Анну Тимиреву, жену своего бывшего одноклассника. Колчак восхищался красотой Анны Васильевны, пел с ней дуэтом романсы, особенно свой любимый «Гори, гори, моя звезда...». Постепенно дружеские отношения переросли в глубокое чувство. Александр Васильевич писал своей возлюбленной длинные душевные письма. В 1918 году в Сибири они встретились снова и больше не разлучались.

    Верность Колчаку Анна Васильевна оплатила тридцатью годами тюремных скитаний по советстким тюрьмам и лагерям, гибелью в ГУЛАГе сына и второго мужа. Умерла она в 1975 году. В феврале 1917-го Колчак первым из адмиралов присягнул Временному правительству. Он говорил: «Я служу не той или иной форме правительства, а Родине, которую ставлю выше всего».
    Timiraeva
    Анна Васильевна ТИМИРЕВА

    Как и многие, он ждал, что новая власть наведет в стране порядок. Надежды не сбылись - первый приказ «временных» разрешил солдатам не подчиняться офицерам. Армия разваливалась. На Балтике матросы убили адмирала Непенина. Пытаясь спасти дисциплину на кораблях, Колчак обратился за помощью к политикам. Побывал он и у «отца русского марксизма» Плеханова.

    - Счел долгом представиться вам, как лидеру эсеров, - заявил Колчак при встрече.

    - Я социал-демократ, - поправил его Плеханов, но Колчак решительно продолжал:

    - Я моряк, в партиях не разбираюсь. Знаю, что эсеры - патриоты, а социал-демократы Отечество не любят.


    И все же общее впечатление о госте у Плеханова осталось хорошее. «Наверное, дельный адмирал, - записал он в дневнике. -Только уж очень слаб в политике...»

    Однако пресечь анархию на флоте не удавалось. 6 июня 1917 года собрание делегатов от матросов, солдат и рабочих Севастополя постановило отстранить Колчака от должности командующего. Представители местного Совета явились к адмиралу с приказом сдать оружие.

    - Не вы мне его дали, - отчеканил Колчак, - не вам и отнимать.
    И золотая Георгиевская сабля - награда за оборону Порт-Артура - полетела за борт...

    Арестовать Колчака не решились: у матросов командующий флотом пользовался большим уважением. Был выбран другой ход: отправить неудобного флотоводца с глаз долой - с военной миссией в США. В Америке Колчак провел два месяца. Возвращаясь на родину через Японию, узнал о большевистском перевороте и «похабном» Брестском мире с Германией. С этим Колчак примириться не мог. Он считал себя представителем свергнутого законного правительства, обязанным вступить в борьбу с большевиками.

    Октябрьский переворот застиг адмирала за рубежом, и борьба за интересы России, как решил Колчак, могла стать более действенной в составе боевых сил союзников.




    Диктатор поневоле

    Колчак завербовался в британскую армию и морем отправился в Персию воевать с турками. Но этой затее не суждено было осуществиться. Английский полковник Нокс, опытный разведчик, увидел в Колчаке подходящего кандидата на роль борца с большевиками.

    «Он является лучшим русским для осуществления наших планов», - писал Нокс тогдашнему морскому министру Уинстону Черчиллю. И англичане за спиной адмирала договорились с русскими дипломатами об использовании Колчака на внутреннем российском фронте. В 1918 году в Уфе была образована Директория - временное правительство России, в которое вошли различные антибольшевистские силы, от меньшевиков до монархистов. Позже Директория перебралась в Омск. Туда и отправился Колчак, которого уговорили занять пост военного министра.

    Увиденное в Омске его не порадовало. Члены Директории вели бесконечные дискуссии о будущем устройстве России. Армия состояла из разрозненных и плохо вооруженных отрядов. Промышленность разваливалась, деревня перешла на натуральное хозяйство. Офицеры все чаще заговаривали о том, что нужно разогнать эту «говорильню» и передать всю власть Колчаку. И 18 ноября  адмирал  был  объявлен Верховным правителем России. Его власть признали белые генералы Деникин и Юденич.

    В короткий срок Колчак сумел создать армию численностью 150 тысяч человек, которая весной 1919-го года перешла в наступление по всему фронту. Впереди была Волга, а за ней Москва. И тут случилось то, чего не ожидали ни Колчак, ни его западные вдохновители. На реке Белой голодные, плохо вооруженные красные отряды Тухачевского разбили отборные офицерские полки. Белые начали откатываться на восток, теряя город за городом.


    Заложник «золотого эшелона»

    Причина поражения была не только в массовой мобилизации, которую красные провели под лозунгом «Все на борьбу с Колчаком!». Белогвардейцы быстро восстановили против себя население грабежами и расстрелами. Особенно свирепствовали отряды атамана Семенова, прозванного «забайкальским тигром». После очередной расправы в тайгу, к партизанам, уходили толпами.

    Много раз агенты большевиков устраивали покушения на Верховного правителя. В июле 1919 года Совнарком даже объявил по радио (интересно, кто тогда его слушал в России?) награду за голову Колчака - 7 миллионов рублей. Одним убийцей-неудачником был личный охранник Колчака. Предателя схватили, но адмирал приказал его отпустить. Колчак не был мстительным человеком, хотя отдавал порой жестокие приказы.

    Еще чаще жестокости творили от его имени атаманы, которые практически не подчинялись омскому правительству. Тот же Семенов предпочитал воевать с безоружным мирным населением и не отправлял на фронт ни одного бойца. На передовой воевали в основном насильно мобилизованные крестьяне. При первой возможности они разбегались или переходили к красным.

    В октябре колчаковцы были разбиты под Тобольском. Из Омска на восток уходили десятки поездов с войсками, беженцами и их имуществом. Последним уехал сам Колчак, увозя с собой золотой запас России, захваченный белыми в Казани. В это время ударили свирепые морозы. Вдоль железнодорожных путей оставались лежать тела умерших от холода и тифа. Красные гнались за беглецами по пятам, а в тыл им ударяли восставшие рабочие и партизаны.

    Генерал Каппель с трудом собрал остатки разбитой армии и с боями вывел их на Дальний Восток. Туда же мог отправиться и Колчак, но адмирал уже стал помехой для англичан и французов, для чехословацкого генерала Гайды и атамана Семенова. Все они хотели завладеть «золотым эшелоном», и им не было никакого дела до Верховного правителя.

    В декабре 1919 года поезд Колчака был задержан в Нижнеудинске (ныне Улан-Удэ) по приказу французского генерала Жанена. Позже тот вспоминал: «Колчак похудел, подурнел, выглядит угрюмо и находится в состоянии крайнего нервного напряжения. Спазмы прерывают его речь. Слегка вытянув шею, откидывает голову назад и в таком положении застывает». Среди разбегающихся подчиненных и предавших союзников у него оставалась одна опора - Анна Тимирева. «Все меня бросили», - говорил он ей с горечью.

    «Золотой эшелон» шел в Иркутск - новую временную столицу России. Но 24 декабря в городе вспыхнуло восстание, власть перешла к эсеро-меншевистскому Политцентру. Ему-то генерал Жанен и чехословаки и выдали Колчака в обмен на гарантии собственной безопасности. 15 января адмирал и его премьер-министр Виктор Пепеляев были арестованы. Две недели их допрашивали прибывшие из Москвы чекисты. Колчак говорил откровенно, но как раз это не устраивало следователей: из показаний складывался образ человека честного и даже вызывающего сочувствие. Судить такого было опасно, и телеграф принес приказ Ленина и Троцкого: тайно казнить.

    Утром 7 февраля 1920 года красноармейцы вывели Колчака и Пепеляева к проруби на Ангаре. Александру Васильевичу предложили завязать глаза. Он отказался и попросил выполнить последнее желание - дать покурить. Едва догорела папироса, раздался залп. Тело Верховного правителя оттащили к проруби, и адмирал Колчак-Полярный ушел в свое последнее ледовое странствие.   


    Вадим Эрлихман

    ЦИТАТЫ
    «Для Колчака диктатура НЕ БЫЛА ЧЕМ-ТО самодовлеющим. он не держался власти из-за личных побуждений. Простота в быте и обхождении БЫЛА ОТЛИЧИТЕЛЬНОЙ ЧЕРТОЙ ОМСКОГО ДИКТАТОРА. ЭТОТ ЧЕЛОВЕК НЕ ЛЮБИЛ ЛЕСТИ И В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ БЫЛ ЧУЖД НАКЛОННОСТЕЙ АВТОКРАТА»
    СП. Мельгунов, историк

    Верховный правитель был свято убежден,что он служит России и общему благу народа

    «Молча склоняю голову перед его могилою. Настанет время, КОГДА ЗОЛОТЫМИ ПИСЬМЕНАМИ, НА ВЕЧНУЮ СЛАВУ И ПАМЯТЬ, БУДЕТ НАЧЕРТАНО ЕГО ИМЯ В ЛЕТОПИСИ Русской Земли»
    ИА Бунин

    Даже недоброжелатели признавали его кристальную честность и бескорыстие

    «ЭТО БОЛЬШОЙ РЕБЕНОК, ЧИСТЫЙ ИДЕАЛИСТ, УБЕЖДЕННЫЙ РАБ ДОЛГА И СЛУЖЕНИЯ РОССИИ... ИСТИННЫЙ РЫЦАРЬ ПОДВИГА, НИЧЕГО СЕБЕ НЕ ИЩУЩИЙ И ГОТОВЫЙ ВСЕМ ПОЖЕРТВОВАТЬ, НЕ ПОНИМАЮЩИЙ СОВЕРШЕННО ОБСТАНОВКИ, ДАЛЕКИЙ ОТ ТОГО, ЧТО ВОКРУГ НЕГО И ЕГО ИМЕНЕМ СОВЕРШАЕТСЯ»
    Барон А.П. Будберг, министр Омского правительства

    Вопреки легенде вовсе не Колчак сочинил романс «Гори, гори, моя звезда». Он просто любил его петь

    «Проводить время за книгою было его любимым занятием. Очень часто он становился угрюмым, неразговорчивым. Но легко привязывался к людям, которые были постоянно возле него. Он блистал в задушевных беседах ОСТРОУМИЕМ И РАЗНООБРАЗНЫМИ ЗНАНИЯМИ И МОГ, НИСКОЛЬКО НЕ СТРЕМЯСЬ К ТОМУ, ОЧАРОВАТЬ СВОЕГО СОБЕСЕДНИКА»
    Г.К. Гинс, главноуправляющий делами Верховного правителя

    «Колчак слишком ВПЕЧАТЛИТЕЛЕН И НЕРВЕН, СОВЕРШЕННО НЕ ЗНАЕТ ЛЮДСКОЙ ПСИХОЛОГИИ. ЕГО РАССЕЯННОСТЬ И ЛЕГКОМЫСЛИЕ ДАЮТ БОГАТЕЙШИЙ МАТЕРИАЛ ДЛЯ АНЕКДОТОВ»
    Капитан АА Сакович

    Его ждала блестящая карьера ученого, но он без колебаний выбрал тяготи военной службы

    «Человек тонкой духовной организации, чрезвычайно впечатлительный, более всего склонный к углубленной кабинетной работе, Колчак влиял на людей своим моральным АВТОРИТЕТОМ, но не умел УПРАВЛЯТЬ ИМИ»
    П.Н. Милюков, историк


    ЧИТАТЬ:

    КА Богданов. Адмирал Колчак. Биографическая повесть-хроника. СПб. 1993
    В. Краснов. Огонь и пепел. Неизвестный Колчак. М., 1992
    И.Ф. Плотников. Александр Васильевич Колчак. Жизнь и деятельность. Ростов-на-Дону, 1998